ТАТАРСКАЯ ГАЗЕТА

КОНФЕРЕНЦИЯ


[Татарская газета] [Добавить запись]

Irek Bikkinin: МОРДОВСКИЕ ВЛАСТИ ПОДТАЛКИВАЮТ МУСУЛЬМАН К РАДИКАЛИЗАЦИИ

МОРДОВСКИЕ ВЛАСТИ ПОДТАЛКИВАЮТ МУСУЛЬМАН К РАДИКАЛИЗАЦИИ

Власти Республики Мордовия, нарушая Конституцию РФ и федеральное законодательство, создали и продолжают усиленно нагнетать психотравмирующую ситуацию для девочек-мусульманок, обучающихся в школах региона.

Эта команда чиновников находится во власти в Мордовии с начала 1995 года, когда их бессменный лидер – Николай Меркушкин стал первым лицом республики. Эта сплоченная группа всегда старательно демонстрирует свою трепетно-преклоненную позицию перед федеральным центром. Поэтому трудно предположить, что эти мордовские бюрократы стали бы нарушать Конституцию и законы без отмашки из Кремля.

Нынешняя мордовская властная обойма – большие специалисты в предугадывании желаний обоих хозяев Кремля – хоть покойного Ельцина, хоть Путина. За почти 20 лет во власти эта команда овладела практически всеми более-менее доходными структурами экономики дотационной республики. Они уже имеют в этой жизни все, что их душе угодно – роскошные квартиры, особняки, машины. Их дети, а у некоторых и внуки, – уже самые успешные бизнесмены Мордовии.

На выборах в Госдуму 2007 года эта команда так расстаралась, что сначала было дали 109 процентов голосов за «Единую Россию» – правда, когда осознали, что арифметика не допускает такого результата, быстро исправили эту цифру, понизив «всенародную любовь» к «ЕР» всего лишь до 93%.
Стоило французскому пьянице и актеру, Жерару Депардье (который отказался от французского гражданства, чтобы избежать налога на роскошь) попасть в милость к Кремлю, мордовские власти тут же обеспечили ему российский паспорт и прописку в Саранске – в квартире в элитном доме.

На общую обстановку в Мордовии влияет и то, что здесь находятся мордовские лагеря, так называемый Дубравлаг, где в советское время содержались политические заключенные. Здесь до сих пор свыше 20 исправительных колоний. Поэтому здесь проживает очень много бывших и действующих работников этих тюрем, их детей и их внуков. Здесь давным-давно изжили любые мало-мальские оппозиционные СМИ.

Здесь никогда не было трансляции радио «Эхо Москвы», здесь никогда не продавали «Новую газету». Из местных детдомов детей никогда не отдавали зарубеж. Здесь еще 7 апреля 1993 года упразднили пост президента Мордовии.

Повышенное внимание к любому чиху и нечаянному взгляду кремлевских обитателей и немедленное воплощение в жизнь их даже еще не высказанных пожеланий вполне объяснимо – это, видимо, давало и дает республике и, особенно, ее начальникам, некие преференции – но в каком виде, остается только гадать. Если учесть, что «ЮКОС» Михаила Ходорковского получал мультимиллиардные налоговые освобождения именно в Мордовии, а из местных начальников после разгрома «ЮКОС» никто почти не пострадал, то эти преференции должны быть значительными.

Что же это за психотравмирующая ситуация? Почему девочек с примерным поведением, с хорошей успеваемостью (некоторые из них учатся на круглые пятерки, идут на получение медали) перевели в разряд малолетних преступниц, поставив на учет в полицейских подразделениях по делам несовершеннолетних (ПДН)?

Только потому, что они отказались выполнять требования правительства Мордовии, нарушающие права девочек на свободу вероисповедания, гарантированные Конституцией и законами РФ, - а именно, они отказались снимать свои платки. Их религия ислам (впрочем, как и другие авраамические религии – иудаизм и христианство) требует от женщин не показывать чужим мужчинам свое тело, включая и волосы. В большинстве известных цивилизаций приличные женщины, если собирались идти куда-то, где их могли видеть посторонние мужчины, были обязаны покрывать волосы, в отличие от рабынь и блудниц, которым это, наоборот, запрещалось.

Что это за требования властей Мордовии? Правительство республики в 2013 и 2014 гг. приняло два почти одинаковых постановления, утверждающих требования к одежде и внешнему виду школьников. Один из подпунктов этих требований запрещает школьникам ношение головных уборов. Хотя санитарные правила и нормы (СанПиН) не включают головные платки в разряд головных уборов, а наоборот, разделяют их, тем не менее, мордовские власти упорно считают платки головными уборами и предпринимают поистине титанические усилия по искоренению платков верующих девочек.

Текст этих «Требований» уже в своей преамбуле ставит антиконституционную цель. Там записано, что «…требования направлены на устранение признаков социального и религиозного различия между обучающимися…» Понятно, что «устранение признаков социального различия» – это явно утопическая цель в условиях обычной школы. Однако «устранение признаков религиозного различия» – это уже противозаконная цель, так как нормы федерального законодательства и международного права установили запрет на воспрепятствование осуществлению религиозных и образовательных прав.

В конце августа из управления образования Саранска в городские школы поступила инструкция за подписью начальника Раисы Вакориной о том, что саранские школы должны «ежедневно докладывать куратору школы об учащихся Вашей школы, пришедших на занятия в хиджабе (головном платке)».

Сначала были беседы начальников и чиновников от образования с родителями девочек. Некоторых уговаривали: «Зачем вам нужны слезы ваших девочек? Зачем вам психические травмы у ваших девочек? Пусть пока снимут платки, а то скоро будут очень грубые действия, вплоть до лишения родительских прав. Вы что, хотите, чтобы ваших девочек забрали в детский дом?» Это в некоторых случаях сработало – чтобы уберечь девочек от стрессов, некоторые родители заставили их снять платки, а некоторых увезли в село Белозерье, туда, где, как обещал глава Мордовии Владимир Волков, с 5 по 11 класс ученицы смогут спокойно ходить в платках.

Некоторые директора и завучи, и даже некоторые классные руководители, например, в Большеелховской школе, грубили и хамили родителям девочек: «Что это мы все тут из-за ваших капризов будем страдать, уходите в другую школу! Да хоть уезжайте в другую страну! Мы все равно исключим вашу дочку из нашей школы!»

Родителей обманывали: «Вы только не приходите в школу 1 сентября, чтобы не раздражать начальников, а потом все утрясется». Не утряслось. Опять обманывали: «Вы пока заберите свою девочку на семейное обучение, а потом, 5 декабря, вернетесь». Нет, 5 декабря прошло, а этим девочкам уже не разрешили вернуться в свои школы.

Тем, кто не забрал свою девочку из школы – вообще или на семейное обучение, пришлось пройти по одной или две комиссии по делам несовершеннолетних, где им врали, где их унижали и оскорбляли. Основной довод начальников на этих комиссиях был следующий: «Вот скоро из-за вас школу лишат лицензии, нельзя будет принимать новых учеников, даже в первый класс, нельзя будет принимать экзамены, включая ЕГЭ, выпускники не смогут получить аттестаты, учителя потеряют работу. Из-за одной вашей девочки пострадают сотни детей и взрослых! И как вам не стыдно?» И это повторяли на разные лады – где-то минут по 15-20, а в комиссии по делам несовершеннолетних Лямбирского района – по 50-55 минут на каждого родителя.

Также в школах проводились различные общественные советы, на которых снова и снова обрабатывали родителей девочек в платках. У родителей были три основных довода: первый – что «СанПиН»ы не включают платки в разряд головных уборов, поэтому запрет головных уборов в школе не касается платков; второй – что Конституция и законы РФ гарантируют свободу вероисповедания в любой части территории Российской Федерации, включая помещения школ; третий – у региональных властей нет полномочий ограничивать религиозные права своими нормативными актами, это возможно только федеральным законом и только по ограниченному перечню оснований – защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечение обороны страны и безопасности государства. Но чиновники и их пособники – директора и завучи – как бы и не слышали эти доводы.

Родители спрашивали у тех, кто оказывал на них психологический прессинг: «Даже во время войны солдаты имеют право отказываться выполнять преступные приказы. Почему вы так старательно исполняете заведомо незаконные требования и заставляете наших девочек отступать от обязательных требований нашей религии? Чем вам помешали наши платки?»

На комиссиях и советах, а также во время самых разных бесед – с прокурорами, с главами районов, с министром и специалистами министерства образования Мордовии, с мэром города Саранска Петром Тултаевым, на этот вопрос о выполнении преступных приказов обычно отмалчивались. Однако в личных беседах почти все директора и завучи говорили, что они лично не против платков, что платки никому не мешают, что эти девочки примерные ученицы, но они вынуждены добиваться того, чтобы платков в их школе не было, иначе им грозит увольнение.

Некоторых девочек ежедневно вызывали к директору и завучу, которые попеременно обрабатывали их, повторяя, что надо либо снять платок, либо перевестись в другую школу, либо уходить на семейное обучение. И так изо дня в день. Девочкам говорили, что их оценки будут занижаться, чтобы даже те, кто учится на одни пятерки, не думали о медали. Девочке из Белозерья, Ляйсян Асаиновой, окончившей школу с медалью, запретили приходить на торжественный прием к главе Мордовии, – медаль ей передали в сельской школе.

Подавляющее большинство простых учителей сами сильно переживают из-за этой ситуации, чувствуют себя неловко, так как понимают всю несправедливость и противозаконность ситуации. Однако есть и такие учителя, как классная руководительница из Большой Елховки, которая настолько старательно настраивает класс против ученицы Сабили Абдулловой, что когда она в очередной раз выставила Сабилю перед классом и воскликнула: «Посмотрите на нее! Она опять в платке! Что нам с ней делать?», некоторые учеников крикнули: «Казнить ее!» Эта же учительница вырвала из рук девочки фотографию класса на первосентябрьской линейке, выкрикнув: «Ты недостойна видеть эту фотографию!». Эту же девочку Сабилю директор школы Александр Афроськин выгнал в дежурства по столовой следующими словами: «Пошла вон сюда! Чтобы я тебя не видел здесь больше!»

Некоторые директора повторяли от встречи к встрече, что якобы вот только три года как девочки начали носить платки в школах. Это ложь – девочки-мусульманки Мордовии начали носить платки даже в саранских школах с начала 90-х годов, а в селе Белозерье их не снимали никогда. Многие из этих девочек уже окончили ВУЗы и стали специалистами.

Чиновники на каждых встречах с родителями упрекали их в том, что они поставили своих девочек между молотом государства и наковальней семьи, говорили, что они хотят только добра им, поэтому для всех будет лучше, если девочки снимут платки.

Ни один мордовский чиновник, ни один директор не желает понимать, что такое религиозное сознание. Они не хотят понимать, что этим девочкам показаться на публике без платка даже хуже, чем дяде-директору прийти на совещание к министру без штанов.

Эти девочки уже достаточно хорошо знают основы ислама – достаточно, чтобы осознавать, что в случае, если они снимут платок, предписанный их религией, – лишь бы угодить начальникам, то с каждым их появлением перед посторонними мужчинами с непокрытыми волосами они будут накапливать грехи перед Аллахом. Они знают, что в случае угрозы смерти или здоровью им было бы разрешено снять платки, так как жизнь и здоровье мусульманки перед Аллахом дороже соблюдения обязательных норм ислама. Однако девочки знают, что им лучше вообще не получать это школьное образование, чем копить грехи, из-за чего, возможно, в Судный день они вместо желанного рая попадут в страшный ад.

Этот вынужденный выбор становится трагическим, так как желание девочки выполнять требования своей религии, и в конечном итоге попасть в рай, входит в неоспоримое противоречие с ее гражданскими интересами и правами, с ее желанием получения светских знаний, чтобы быть полезной нашему обществу.

Естественно, родители не бездействовали, пассивно ожидая усиления натиска со стороны чиновников, – они и сами пытались что-то сделать, чтобы защитить своих девочек. Однако их обращения в разные инстанции – письма уполномоченным по правам человека и по правам детей – Мордовии и России, главе Мордовии (1700 подписей), президенту РФ (1800 подписей), в прокуратуру РМ, в Генпрокуратуру РФ – не имели никакого эффекта – отписки отовсюду. Администрация президента Путина вообще не ответила.

Семеро родителей подали иск в Верховный суд Мордовии против правительства республики, оспаривая подпункт о запрете головных уборов. Результат был ожидаемый – судья (долгое время проработавший юристом городской администрации, а затем юристом крупнейшего строительного холдинга, принадлежащей Александру Меркушкину, родному брату нынешнего самарского губернатора Николая Меркушкина, остающегося фактически лидером мордовской властной команды), 24 октября 2014 года вынес отказ в удовлетворении иска. В апелляционной жалобе в Верховный суд России истцы указали, что решение об отказе было необоснованным и незаконным.

Но обращение в суд было уже последней стадией. Родители все же долгое время пытались договориться с властями. Большие надежды возлагались на личную встречу наиболее авторитетных татарских предпринимателей и мусульманских лидеров с главой Мордовии Владимиром Волковым. На этой встрече Волков пообещал, что его «инквизиторы» не будут трогать девочек 5-11 классов школы села Белозерье, но при условии, что все ученицы 1-4 классов будут в школе без платков. Таким образом, четырем девочкам Белозерской школы, которые ни в какую не соглашались снять платки, пришлось уйти на семейное обучение.

Но глава Мордовии недолго держал свое слово – уже в конце сентября, а также в ноябре комиссии Министерства образования и Роспотребнадзора составили несколько протоколов об административных нарушениях в Белозерской школе и вынесли предписания директору Равилю Минееву об их устранении – среди зафиксированных нарушений есть и наличие в школе примерно 150 учениц в платках. Министерство образования Мордовии обязало Белозерскую школу в срок до 26 января «обеспечить соблюдение обучающимися 5-11 классов требований к школьной форме и внешнему виду обучающихся». Если коротко, то это приказ снять платки до 26 января.

На 1 сентября девочки в платках учились в 13 саранских школах. Сейчас такие девочки остались лишь в пяти саранских школах. Также пока есть ученицы в платках и в школе села Большая Елховка. Одни родители забрали своих девочек к дедушкам и бабушкам в село Белозерье, где пока нет гонений на платки девочкам 5-11 классов; другие, под угрозами исключения из школы, а также лишения родительских прав, перешли на семейное обучение.
Власти ставили задачу – убрать полностью платки до 5 декабря. Это у них не получилось. Теперь директора требуют забрать девочек на семейное обучение до 13 января. Дескать, потом они вернутся в школу. Хотя родители уже научены горьким опытом массированной лжи из уст чиновников и директоров, двое их них подписали заготовленные школами заявления. Но их дочери против семейного обучения. Примечательно, что девочек поддерживают их одноклассники.

Что же получили мордовские власти на сегодняшний день? Родители девочек уже сильно травмированы и многие находятся на грани срыва. К счастью, пока нет ни одного случая физического воздействия на тех, кто обижает их дочерей. Все эти родители без исключения ранее были в очень хороших личных отношениях с директорами, завучами и учителями – их дети не доставляли проблем, у них была хорошая успеваемость, у них была активность во всех мероприятиях школ, включая спортивные.

Теперь эти хорошие отношения резко испортились. Директора, особенно мужчины, потеряли свой авторитет из-за того, что были вынуждены врать все это время. В ходе этих событий четыре исполнителя ярко продемонстрировали свою личную неприязнь к мусульманкам – Елена Усмановна Громова, начальник отдела по работе с учреждениями образования Лямбирского района; Александр Михайлович Афроськин, директор Большеелховской школы; Людмила Михайловна Паршина, учитель той же Большеелховской школы; Людмила Михайловна Буренкова, замдиректора по воспитательной работе школы №5 Саранска.

Чиновники из правительства продолжают давить на работников министерства образования, на сотрудников ПДН районных отделов полиции. Люди, представляющиеся сотрудниками Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ), активно работают с некоторыми родителями, предупреждая их, что у них будут проблемы в случае их дальнейшего упорствования. Один из «цпэшников» сидел на обоих заседаниях Верховного суда РМ по иску родителей против правительства. Некоторые директора школ в доверительных беседах говорят, что к ним по поводу платков приходят даже сотрудники местного УФСБ.

Чиновники, директора и завучи некоторых школ активно работают с родителями других детей, настраивая их против девочек в платках и их родителей. Основной мотив – из-за них могут лишить школу лицензии, уволить учителей и дети не смогут учиться в своей школе, поэтому надо выжить их из школы.

В селе Большая Елховка запретили девочкам в платках посещать уроки физкультуры и говорили им, что ставят двойки за каждый урок. Учитель физкультуры заявляет, что это указание из Лямбирского районного отдела образования.

Что будет дальше? Каков будет вердикт Верховного суда России, где скоро будет рассматриваться апелляционная жалоба родителей девочек? Что еще придумают против девочек мордовские бюрократы, взявшиеся искоренить платки в школах? Кто ответит за слезы девочек и бессильный гнев их родителей?


26-12-14 15:23
Ответить К списку


Irek Bikkinin МОРДОВСКИЕ ВЛАСТИ ПОДТАЛКИВАЮТ МУСУЛЬМАН К РАДИКАЛИЗАЦИИ 26-12-14 15:23






Ответ:
Имя
Email
Ccылка
Заголовок
Текст